Почему проигнорированы гражданский истец, гражданский ответчик и представитель: достаточно ли для В.И. Зажицкий считает, что в теории доказывания, наряду с понятием «процессуальный 10. Адаменко И.Е., Зинченко И.А. Доказательства и источники доказательств в


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
1


Зинченко И.А.





Регламентация статуса источников доказательств в уголовно
-
процессуальном законодательстве




Аннотация
:
Автор далек от мысли о вероятности ограничения дискуссий
п
о любым проблемам уголовного судопроизводства. Однако когда они
касаются предложений по изменению законодательства, на первый план,
наряду с научной состоятельностью, выступают их практическая значимость и
соответствие юридической технике


языку закона. С

этих позиций в статье
критически анализируется ряд точек зрения о созданий новых норм,
регламентирующих статус источников доказательственной информации,
высказанных в отечественной литературе в последние годы.


Уже неоднократно нам доводилось писать о конц
ептуальной уязвимости
определения понятия ©доказательствоª в ст. 74 УПК РФ, в которой в
гиперболизированной форме закреплено единство доказательств и их
источников

[1]
.


Такое единство, в которо
м понятие источников доказательств
©потерялосьª



утратило свое право на существование в легальном
определении.

Между тем, процессуальные источники доказательственной информации


показания, заключения, вещественные доказательства и др.


в реальном
уголо
вном процессе как существовали, так и продолжают существовать,
независимо от того, какое наименование дается им теоретиками и тем
субъектом, которого именуют ©законодательª. Не случайно, отечественные
процессуалисты (в первую очередь, вероятно, те, кому пр
едложенное в законе
определение понятия доказательств представляется аксиомой) ищут


для них
новый статус и находят его, порой, в самых неожиданных конструкциях.

По мнению С.А.

Шейфера,


не только в законе, но и в научных
исследованиях следует вовсе отказат
ься от употребления термина ©источник
доказательствª, что поможет устранению путаницы в научной и учебной
литературе, когда им





этим термином


обозначают разные понятия

[2]
. А.Р.

Белкин опред
еляет источники доказательств как ©материальные носители,
доступные для непосредственного восприятияª и предлагает дополнить УПК
РФ этой формулировкой

[3]
. В.Т.

Томин считает ограничительный пере
чень
источников доказательств не только излишним, но и вредным

[4]
, а украинский
_
_____________________
_________


Зинченко И
горь
А
натольевич



кандидат юридических наук, доцент, доцент Калининградского
филиала Международного университета (
Москв
а
)
.
E
-
mail:

[email protected]

2


ученый Б.Г.

Розовский и вовсе настаивает на его абсурдности

[5]
. Перечень
подобных, порой разнонаправленных примеров можно продолжить.

Поиск утраченных законодателем источников доказательств побудил
процессуалистов к воспроизводству


и развитию


идей В.Я.

Дорохова о том, что
таковыми источниками являются


ли
ца


участники уголовного процесса,
поскольку без


homo sapiens


относящаяся к делу информация не может
возникнуть и быть воспринята, сохранена и доведена до органов расследования
и суда.


©Под источником доказательств нами понимается обвиняемый,
свидетель,


эксперт и иные лица, занимающие определенное процессуальное
положение, от которых исходят доказательстваª,
-


в 1981 г. отмечал

В.Я.

Дорохов

[6]
.


Три десятилетия спустя,


повторяя эту точку зрения,


В.А.

Лазарева пишет: ©…


суд и стороны получают информацию не из показаний
свидетеля или


потерпевшего, а от самого


свидетеля или потерпевшего,
которые и являются


источниками этих
сведенийª

[7]
. Суждение о том, что
источники доказательств


это лица, от которых исходят доказательственные
сведения, проникают и в учебную литературу

[8]
.

Далее других в направлении развития позиций В.Я.

Дорохова шагнули
Е.А.

Доля и В.А.

Зажицкий. Они не ограничились изложением доктринальных
идей, а сформулировали новые нормы, которыми ими предлагается дополнить
уголовно
-
процессуальное
законодательство.

Мы далеки от мысли об ограничении возможности дискуссий по любым
проблемам уголовного судопроизводства и выдвижении любых научно
обоснованных суждений. Они имеют право на существование, хотя,


очевидно,


далеко не по каждому мнению целес
ообразно разворачивать публичную
полемику. Однако когда речь заходит о нормативном воплощении
доктринальных новаций, ведущую роль принимает на себя их практическая
значимость. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов соответствие
предлагаемых формулировок н
орм языку закона: они должны быть
безупречными с точки зрения законодательной техники. (В силу невыполнения
этого условия, многие интересные идеи элементарно не воспринимаются
субъектами, обладающими правом законодательной инициативы, а затем и
законодател
ями). Именно поэтому в настоящей статье мы максимально
устраняемся от дискуссии по доктринальным проблемам теории доказывания,
пытаясь сосредоточиться преимущественно на конкретных предложениях по
изменению законодательства.

Е.А.Доля очертил круг субъектов
, ©источающихª доказательства, в ст.
74.1.,


которой им предлагается дополнить УПК РФ.


Процитируем ее заголовок
и ч. 1 дословно, чтобы читателю были предельно ясны наши претензии:
©Статья 74.1. Источники доказательств. Источниками доказательств являются
3


п
одозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, эксперт, понятой,
дознаватель, следователь, судья, автор иного документа, от которых в ходе
производства следственных и судебных действий, являющихся способами
формирования доказательств, исходят относимые
к делу сведенияª

[9]
.

Оставим сейчас в стороне поиск ответов на далеко не второстепенные, но
не главные в контексте настоящей статьи вопросы, о которых мы писали ранее

[10]
.


Хотя


их и не мало. Почему, например,


в предлагаемой формулировке
упущены


прокурор и защитник, предъявляющие суду воспринятые ими
доказательства, являясь


сторонами


в судебном заседании?


Отчего не
удостоился
чести служить источником доказательств специалист, также как и
эксперт,


дающий показания и заключения?


Чем мыследеятельность
отсутствующего в предлагаемом перечне переводчика, участвующего в допросе
лица, не владеющего языком судопроизводства и удостове
ряющего
правильность протокольных записей, им же


переводчиком


сформулированных,

уступает функции понятого, включенного в перечень
©источников доказательствª?


Почему проигнорированы гражданский истец,
гражданский ответчик и представитель: достаточно ли

для этой констатации
того обстоятельства, что данные участники уголовного процесса
допрашиваются по правилам допроса свидетеля? Что, от них не могут исходить
относимые к делу сведения? Кого назвать автором документа, полученного с
помощью технического уст
ройства? И


еще: допустимо ли уравнивать статусы
дознавателя, следователя и судьи, формирующих доказательства, свидетеля и
эксперта, сообщающих сведения, и понятого, лишь


удостоверяющего те или
иные обстоятельства?

Хотелось бы также почувствовать и понять
,


чем и как реально, а не на
декларативном уровне, могут укрепиться статусы участников уголовного
процесса (об этом утверждает Е.А.

Доля в названной выше работе) в результате
предлагаемых преобразований.

Главное же, однако, не в этом, а в констатации факта


методологически
уязвимая формулировка понятия доказательств, предложенная


в ст. 74 УПК
РФ повлекла за собой ряд негативных последствий. Да еще так, что порой
трудно различить, в каких ситуациях исполь
зуются понятия гносеологии, а в
каких


философские категории формы и содержания. При этом теряются и
традиционные процессуальные формы существования фактических данных.

В.И.

Зажицкий считает, что в теории доказывания, наряду с понятием
©процессуальный исто
чник сведенийª (а сведения, обладающие указанными в
законе свойствами,




ни что иное как доказательства.


И.З.), должны
сосуществовать еще два самостоятельных понятия


©источник доказательствª
4


и ©источник осведомленностиª, определениями которых он предл
агает
дополнить ст. 5 УПК РФ. Формулируются они автором следующим образом:

1) источники доказательств


©живые лица, которые занимают в уголовном
процессе определенное процессуальное положениеª

[11]
.


2) источники осведомленности


©соответствующие объективные
факторы, в силу которых источники доказательств (живые лица) становятся
обладателями сведений, образующих содержание доказательств по уголовному
делуª

[1
1
]
.

Разного рода вопросы возникают у нас также по поводу и этих
формулировок. Какова, например, их практическая значимость? (Если она
заключается в возможности установления гарантий полноты и достоверности
доказательств, устанав
ливаемых конкретным источником (так утверждает
автор), то об этом и сегодня можно прочитать в любом учебнике по курсам
"Уголовный процесс" и "Криминалистика, в любом комментарии к УПК РФ).
Имеет ли, смысл лиц, участвующих в уголовном процессе, именовать
©ж
ивымиª? Не вполне понятно, каким образом причина, движущая сила (в
терминологии автора


©факторª) может трансформироваться в ©источник
осведомленностиª. (Каково это для языка законодателя?).


Все ли субъекты,
©занимающие определенное процессуальное положе
ниеª, имеются в
виду?


(Их, кстати, свыше двадцати, начиная с тех, кто осуществляет
производство по делу,


до статистов, предъявляемых для опознания вместе с
опознаваемым "живым" лицом).

Обратимся, однако, к иным


принципиальным вопросам.

1. Ст. 5 ©Основн
ые понятия, используемые в настоящем Кодексеª


УПК
РФ далеко не совершенна. Достаточно сказать, что в ней
допускается


разъяснение значения терминов, которые отсутствуют в тексте
Кодекса (это


©алибиª, ©близкие лицаª, ©следователь
-
криминалистª), либо
встр
ечаются не более одного
-
двух раз (например, ©непричастностьª,
©свидетельский иммунитетª). Что касается рассматриваемых терминов, то
они


представлены в законе следующим образом:


-

словосочетание ©источник доказательствª выявляется в законодательстве
лиш
ь в одной фразе: согласно ст. 87 УПК РФ ©проверка



доказательств

производится дознавателем, следователем, прокурором,


судом
путем … установления их источниковª;

-

слова ©источник осведомленностиª использованы в Кодексе также
однократно в п. 2 ч. 2 ст. 75
УПК РФ


©… показания свидетеля, который не
может назвать источник своей осведомленностиª. В данном случае удачно
употребленное (с точки зрения официальной деловой стилистики)
законодателем словосочетание


©источник осведомленностиª


5


возведено


В.И.

Зажиц
ким в ранг термина и сделан вывод о необходимости его
законодательного толкования.


Уместен вопрос: дают ли эти примеры основания для включения в
законодательство новых понятийных норм
-
определений? У нас на этот счет
существуют сомнения: что оправдано в до
ктринальном контексте, не всегда
приемлемо в прагматическом (нормативном) выражении.

2. Чрезмерно общая формулировка названия статьи В.И.

Зажицкого


©Источники в доказательственном правеª


побуждает нас обратить внимание
на то, как анализируемые правовые
категории закрепляются в других отраслях
судебного права и в зарубежном законодательстве. Очевидно же, что природа
доказательств в них одна и та же. Принципиально она не может зависеть лишь
от лингвистических конструкций, употребляемых в различных норматив
ных
актах.

Вот характерные примеры.

В статьях 55 ГПК РФ, 64 АПК РФ и 26.2 КоАП РФ (они называются
одноименно


©Доказательстваª), в отличие от ст. 74 УПК РФ, понятия
сведений, фактических данных и их объективированных носителей


процессуальных источников


четко разграничиваются.

В законода
тельстве о Конституционном Суде РФ, в его решениях (равно
как и документах ЕСПЧ) также не придается ©магическогоª значения понятиям
доказательств и их источников. Предпочтение отдается таким терминам как
©материалыª, ©документыª, ©доводыª.

Поучительные пре
образования, на которые мы также уже обращали
внимание

[1
2
]
, произошли в новом (или обновленном) законодательстве
государств, так называемого ближнего зарубежья. Например, эстонский
законодател
ь исключил из УПК определение понятия ©доказательствоª, а из
УПК Грузии,

Латвийской и Литовской республик


исключены перечни
источников доказательственной информации. В п. 23 ст. 3 УПК
Грузии


доказательства определяются как информация, представленная в су
д в
установленном законом порядке, содержащие эту информацию предметы, вещи
и иные объекты, на основе которых стороны в суде аргументируют свою
позицию, а суд устанавливает имеющие значение для дела обстоятельства. В
УПК Украины (ст. 84) разграничены


дока
зательства как фактические данные и
их носители:


последние названы ©процессуальными


источниками
доказательствª. В ст. 124 УПК Азербайджанской Республики закреплено, что
©доказательствами по уголовному преследованию являются заслуживающие
доверия улики (с
ведения, документы, вещи), полученные судом или сторонами
уголовного процессаª, а в ч. 1 ст. 124 УПК Туркменистана включена такая
6


формулировка: ©Каждые из любых законно полученных фактических данных
по уголовному делу являются доказательствамиª

[1
3
]
.

Законодатели государств дальнего зарубежья вовсе не считают
целесообразным закреплять в нормативных актах определения понятий
гносеологии


и логики. В них нет формулировок, которые определяли бы
пон
ятия ©доказательствоª, ©источник доказательствª либо ©источник
осведомленностиª

[1
4
]
. Так в чем же здесь заключается истина и какова ей
цена, если она столь зависима от нескольких слов, предлож
енных
законодателю, пусть даже весьма авторитетным автором (или группой авторов).
Невольно вспоминая озабоченность горьковского Клима Самгина (©А были ли
мальчик?ª), хочется и нам задаться вопросом: неужели теоретикам права
термины ©источник доказательствª

и ©источник осведомленностиª кажутся
столь загадочными, что для их разъяснения


полицейским, дознавателям,
следователям, прокурорам и судьям УПК РФ следует отягощать более чем
спорными дефинициями? У нас на этот счет также складывается
отрицательный ответ
.

3. В содержательном плане хотелось бы ограничиться следующими двумя
замечаниями:

1) выход за рамки традиционных правовых представлений о
познавательных категориях судопроизводства в принципе представляется
интересным. Однако, в силу многими десятилетиями

сложившейся в
правоведении парадигмы, он


неизбежно приводит/возвращает к натурализму.
В натуралистическом подходе (в отличие от деятельностного),
объект


познания всегда предстает перед познающим субъектом


врачом,
естествоиспытателем, юристом


в готов
ом виде. Дескать, сведения, как
готовые субстанции, черпаются из живого человека как из их источника,
который осведомлен об обстоятельствах, событиях, фактах. В деятельностном
же аспекте, который представляется более привлекательным, в познании
источник св
едений всегда тот, кто их формирует. В нашем случае


субъект
доказывания


дознаватель, следователь, прокурор, судья;

2) в статье В.И.

Зажицкого рефреном проводится мысль о том, что
источник доказательства


появляется только после получения самого
доказате
льства, ибо нет доказательства


нет и его источника

[1
1
]
. Тезис
привлекательный, но спорный. В общенаучном плане с этой констатацией
нельзя согласиться, поскольку она сродни утверждению: не зв
учала музыка,
значит, нет и музыкальных инструментов. А в правовом?


Есть ли здесь ©яйцо
или курицаª? Попробуем разобраться (хотя, конечно,


хотелось бы уточнить, о
каком источнике автор ведет речь


о процессуальном источнике сведений или
7


об источниках доказательств как ©живых лицахª, занимающих определенное
процессуальное положение?).

Обратимся к эмпирической картине. Свидетель допрошен, пока
зания как
процессуальный источник


сведений состоялись (а уж ©живое
-
то лицоª
приобрело свое процессуальное положение еще с момента получения повестки
о вызове на допрос). Но вот проверка и итоговая оценка полученных устных
сообщений


сведений


еще не осу
ществлена: они могут быть признаны
доказательствами или отвергнуты как таковые. (Подобным образом можно
рассуждать о любом источнике доказательственной информации). Так что здесь
первично? Вопрос, на наш взгляд, риторический.

Если гипотетически устранить и
з анализируемых рассуждений
предложенные их авторами формулировки норм, то, что в остатке? Теория о
теории, а не теория о праве.

Наши суждения по рассматриваемой проблеме таковы:

1. В рамках действующего законодательства позиции сторонников и
противников з
акрепленного в ст. 74 УПК РФ легального определения понятия
доказательств могла бы в значительной степени примирить следующая
редакция ч. 2 данной статьи: ©Процессуальными источниками доказательств
являются показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля,

потерпевшего,
заключения и показания эксперта и специалиста, вещественные доказательства,
протоколы следственных и судебных действий, документыª.

2. Из будущего же


законодательства определение понятия
©доказательствоª можно вовсе исключить. Исключить из
него следует и
перечень источников доказательств. Его наличие или отсутствие ничего не
меняет, при условии сохранения всех последующих норм гл. 10 и 11 УПК РФ.

Ясно, что последнее суждение (наверняка, неожиданное для сторонников
традиционных концепций) нуж
дается в глубокой и серьезной аргументации.
Попытка его обоснования предпринята нами в статье (подготовленной в
соавторстве с украинским ученым В.П.

Гмырко), опубликованной в 2014 г. в
научном журнале ©Библиотека криминалистаª

[1
5
]
. (Еѐ электронная версия
размещена на сайте МАСП 3 мая 2014 г.).





Б
иблиография


1
.

Зинченко И.А. Вопросы доказательственного права в Уголовно
-
процессуальном кодексе РФ // Всероссийский научный журнал ©Вопросы
правоведенияª. 2010. № 4. С. 385; Его же. Проблемы современного
доказательственного права // Вестник Балтийского федерального унив
ерситета
8


им. И.Канта. 2012. № 9. С. 109


116; Его же: Доказательства и источники
доказательств // Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции:
учебник для бакалавриата и магистратуры / Под ред. В.Т.Томина,
И.А.Зинченко.


2
-
е изд., перераб. и
доп.


М.: Юрайт, 2014. С. 310


324 и др.

2
.

Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам:
проблемы теории и правового регулирования. М.: Норма, 2009. С. 73.

3
.

Белкин А.Р. УПК РФ: нужны ли перемены?: монография. М.: Норма:
ИНФРА
-
М, 2013. С. 240.

4
.

Томин В.Т. Уголовный процесс: актуальные проб
лемы теории и
практики. М.: Юрайт, 2009. С. 217.

5
.

Розовский Б.Г. Ненаучные заметки о некоторых научных проблемах
уголовного процесса: эссе. Луганск: РИО ЛАВД, 2004. С.158.

6
.

Дорохов В.Я. Понятие источника доказательств // Актуальные проблемы
доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на
теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР 27

марта 1981 г. М.:
ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 7


8.

7
.

Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: учеб.
-
практич.
пособие.


2
-
е изд., перераб. и доп.


М.: Юрайт, 2011. С. 159.

8
.

Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник / Под
общ. ред. А.В. Смирнова.
-

4
-
е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2008. С. 186.

9
.

Доля
Е. Источники доказательств в уголовном судопроизводстве //
Законность. 2011. № 12. С. 8.

10
.

Адаменко И.Е., Зинченко И.А. Доказательства и источники
доказательств в уголовном процессе // Б
иблиотека криминалиста. Научный
журнал. 2013. № 1 (6). С. 100


106.

11
.

Зажицкий В.И. Источники в доказательственном праве // Государство и
право. 2013. № 10. С. 77.

1
2.

Гмырко В.П., Зинченко И.А. Парадоксы доказательственного права //
Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 2 (
13). С. 11


12.

13.

Официальные тексты анализируемых УПК на русском языке
парламентами соответствующих государств, естественно, не принимались,
поэтому при подготовке статьи использованы переводы других авторов без
указания конкретных переводчиков (в ряде изданий они не указы
ваются) либо
переводы осуществлялись нами самостоятельно.

1
4.

Справедливости ради отметим,
-

по имеющимся в нашем распоряжении
данным, определения понятия доказательств сохранились в УПК А
лбании,
Болгарии и Румынии (причины, думается, понятны).

1
5
.

Гмырко В.П., Зин
ченко И.А. Парадоксы доказательственного права. С.
9


17.


Приложенные файлы

  • pdf 87636176
    Размер файла: 244 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий